О том, что было на Балтартеке 3 августа